В 2014 году, по данным кадрового агентства «КАУС», минимальный уровень зарплаты программиста варьировался от 70 до 90 000 рублей, Java-разработчика — от 65 000 до 95 000 рублей, системного администратора — от 40 000 до 65 000. В IV квартале 2015 года был замечен незначительный рост зарплат на минимальном уровне, и неожиданно высокий скачок в верхнем пороге зарплат, который в среднем поднялся на 16%. Так, программисты высокой квалификации могли претендовать на доход от 125 до 150 000 рублей, Java-разработчики — от 160 до 200 00 рублей, системные администраторы — от 105 до 130 000 рублей. Правда, такие оклады скорее характерны для Москвы и Санкт-Петербурга, средний максимум, скажем, города Ростова, меньше в 2,5 раза.

Согласно данным российской компании интернет-рекрутмента HeadHunter, в течение прошлого года зарплаты в российском IT изменились существенно, но эти изменения носят неоднородный характер. Так, доходы профессионалов экстра-класса и опытных руководителей выросли в среднем на 6–7%, в то же время у начинающих разработчиков и администраторов зарплаты, напротив, сократились примерно на 8%. Негативным образом на доходы специалистов повлияли также инфляция (12,5% за 2015 год) и снижение курса рубля по отношению к основным валютам мира.

Тем не менее, российские специалисты постепенно повышают свои зарплатные ожидания. Правда, результативные переговоры с работодателем могут себе позволить только те, кто имеет подтверждение собственной высокой компетенции, а также приглашение поработать за рубежом. По словам эксперта Сергея Житинского, руководителя IT-компании Git in Sky, если отечественные работодатели не найдут возможности для повышения оклада своим лучшим специалистам, это может печально отразиться на отечественной IТ-индустрии, так как большинство заказов перетечет на Запад, а обслуживание отечественных заказов станет нерентабельным:

«Конечно, не все побегут за длинным долларом и все еще надежным евро, есть те, кого здесь держат личные обстоятельства и даже патриотическое желание работать на свою страну. Однако у большинства появится искушение подзаработать на западных контрактах для обеспечения своих материальных нужд».

На IТ-рынке, как и на других, зарплата не единственный стимул удержания хорошего специалиста. «Если человек чувствует, что его уровень квалификации на этой работе растет, он готов на временные потери в доходе, — считает Житинский, — но есть существенный риск, что после апгрейда своих skills он уйдет из компании». Не менее важны по словам эксперта психологически комфортные условия работы: график, рабочая атмосфера. Если на рабочем месте комфортно, специалист не будет спешить со сменой работы. «Мы, например, не возражаем против того, чтобы сотрудники подрабатывали на стороне, — объясняет собственную лояльность к подчиненным Житинский, — если это не влияет на наши проекты. Куда дороже обойдется поиск нового сотрудника, чем возможные издержки с его подработками».

Проблему «утечки мозгов» недавно поднял и глава Сбербанка Герман Греф, назвав ее «самым страшным российским экспортом». По его словам, в России не ведут подсчеты, какое количество специалистов ежегодно покидает страну, но понятно, что «экспорт мозгов» безвозвратен, и сегодня его остановить невозможно. Эмигрируют квалифицированные россияне не только в развитые западные страны с экономической стабильностью и перспективами, но и в Узбекистан, обеспечивающий выгодные условия для предпринимателей, в Китай и Южную Корею, а также в страны Юго-Восточной Азии, где низкие цены и свободный рынок.

Схожая ситуация наблюдается и в других отраслях, есть опасение, что следующими за рубеж устремятся молодые врачи. Если в силу вступит предложение законодательно обязать специалистов стажироваться в государственных медучреждениях, это может стать для них сильным стимулом продолжить свою карьеру за пределами страны. В отличие от IT-сектора в здравоохранении нет заинтересованного в сохранении кадров работодателя.