Владимир Княжицкий, Fast Lane: «В 1995 году мы с другом продавали микроэлектронные устройства»

Владимир Княжицкий, Fast Lane: «В 1995 году мы с другом продавали микроэлектронные устройства»


Владимир Княжицкий, генеральный директор Fast Lane, рассказывает, как пришел в мир IT через продажу микроэлектронных устройств в лихие 90-е.

Информационные технологии – самая быстро развивающаяся область человеческих знаний. С одной стороны, все больше людей в мире используют современные технологии, а с другой, сложность решений для бизнеса растет с каждый годом.

Это приводит к тому, что подавляющее число коммерческих и государственных организаций не могут обеспечить должный уровень информационной безопасности, надежности хранения данных, и как следствие, эффективно использовать ИТ-решения. В результате деньги, вложенные в новейшие технологии, не оправдывают себя, т.к. срабатывает элементарный человеческий фактор – люди покупают новейший софт, но не хотят научиться использовать его максимально эффективно. Это как купить автомобиль и ездить только на первой передаче.

Наличие своего ИТ-отдела проблему решает только частично. Разумеется, ИТ-специалисты не виноваты в том, что они не решают все проблемы. Это от них по большому счету, и не требуется. Они осуществляют текущее сервисное обслуживание и ремонт, поддерживают информационные системы в рабочем состоянии. Но они, как правило, не готовы внедрять и разрабатывать новые решения, обучать пользователей или придумывать, как оптимизировать бизнес-процессы с помощью ИТ. Такими задачами должны заниматься специалисты другого уровня, с другими компетенциями.

Например. У вас есть автомобиль, и все типовые операции вы делаете не самостоятельно, а в автосервисе, где вам меняют масло, проводят текущий ремонт и т.д. От специалистов автосервиса не требуется разработка новой модели или усовершенствование уже имеющейся, для решения таких высокотехнологичных задач обращаются в специализированные компании. Так и ИТ-отдел в подавляющем большинстве компаний – это и есть «автосервис» для компьютерных систем.

Последние годы я руковожу бизнесом, который занимается высокотехнологичным ИТ консалтингом. Мы ищем оптимальные решения для автоматизации бизнес-процессов для наших клиентов, проводим аудиты безопасности, минимизируем сметы на переоснащение ИТ-систем, консультируем на тему внедрения новых технологий, обучаем ИТ-подразделения компаний и т.д. На рынке России есть ряд компаний, который так же занимаются ИТ консалтингом, но все они занимаются им как дополнительной, побочной деятельностью. Главная их деятельность, как правило, продажа оборудования.

Я создал бизнес-модель, которая имеет совершенно другой подход. Мы не занимаемся продажей оборудования. Принципиально. Потому что как только консалтинговая компания начинает продавать оборудование того или иного производителя, она сразу становится излишне лояльна к нему. И консалтинг часто сводится не к тому, чтобы найти оптимальное решение для клиента, а к тому, чтобы предложить купить оборудования из своего прайс-листа. Мой опыт показывает, что по-настоящему независимый консалтинг может быть только у компании, которая не продает оборудование.

«Тыжпрограммист»

На мой взгляд, я отношусь к последнему поколению универсальных компьютерщиков. Тех, кто начал увлекаться компьютерами в конце 80-х, когда компьютерные науки только начинали делиться на те или иные направления. Любой человек, который мог что-то осознанное сделать с компьютером, становился «компьютерщиком» или «программистом».

Поэтому приходилось уметь все. Нужно починить компьютер – паяльник в руки и вперед. Нужно написать код на ассемблере – запросто. Нужно написать программу на Cи – пожалуйста. Базы данных, прикладное ПО, сети – я из того поколения, которое могло сделать все, что связано с компьютером. Сейчас в Интернете много шуток на тему, как к программисту приносят утюг с просьбой починить, ссылаясь но «тыжпрограммист». А мы запросто брали утюг и чинили. И одновременно могли делать сайты или программировать микроконтроллер.

7

Сейчас, когда технологии шагнули далеко вперед, стать универсальным специалистом во всем уже невозможно. Тем более, что последние 10 лет я больше занимаюсь руководством и развитием бизнеса, а не прикладными задачами. Но кругозор с тех времен все равно остался.

Я начал превращать свое увлечение компьютерами в бизнес в 1994 году. Тогда я собирал и ремонтировал компьютеры, что, кстати, приносило неплохой доход. Был соучредителем и одним из руководителей компании, которая занималась продажей компьютеров. Писал программы на заказ, что тоже приносило приличный заработок.

В 1995 году вместе с другом стали разрабатывать и продавать микроэлектронные устройства для радиолюбителей. Основными нашими клиентами были продавцы микросхем на радиорынках. Тогда вся элементная база покупалась на рынках, где не было возможности убедиться в работоспособности микросхем. Мы разрабатывали устройства, которые могли не только проверять работоспособность микросхем, но определять конкретный тип микросхемы без наименования или с неясным наименованием, а также выводить дополнительную информацию.

В 1996 году меня пригласили работать в холдинг Ланк на должность инженера в области сетей. Я стал активно изучать сетевые технологии, несколько раз ездил в Австрию на курсы Cisco. В результате, наша команда стала предлагать довольно качественные и компетентные решения. Через некоторое время я стал исполнительным директором системного интегратора «Ланк-системс». Тогда впервые стал задумываться о том, что на рынке нет компаний, занимающихся независимым ИТ консалтингом. Анализируя результаты тендеров, я видел, что рынок интеграторов превращается в рынок поставщиков оборудования, где стоимость товара является определяющей, а потребитель вначале экономит средства, а потом сталкивается с большой стоимостью владения. Моей стратегией всегда было оказание самых высококвалифицированных услуг потребителю, а это не всегда может сочетаться с минимальной стоимостью услуг.

В 1999 году, одновременно с работой в холдинге Ланк, я возглавил Региональную Сетевую Академию Cisco при СПбГУТ. Работал там и руководителем, и инструктором, а также прошел дополнительное обучение в Великобритании и получил наивысшие на тот момент статусы в системе Академий Cisco. Академия скоро заняла большую часть рынка Северо-Запада в области обучения сетевым технологиям Cisco.  И снова, у меня стали появляться клиенты, которые хотели получить консультационные услуги по внедрению технологий или решению бизнес-задач при помощи ИТ.

В начале 2000-х годов я занимался разработкой различных аппаратных решений для компьютеров, часть из них запатентовал в США и России и занимался их продажей ведущим производителям компьютерной техники.

Музеи, платежи и СКУД

Меня всегда интересовали сложные и необычные задачи. Например, в начале 2000-х гг я делал первую в России мультимедийную экспозицию для Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Решение было интересно тем, что мы разрабатывали все –концепцию того, что должно происходить в залах, электронные устройства управления, программное обеспечение… Такого рода проектов было несколько, они все требовали разноплановой увлекательной работы.

fast-lane-main

В 2005-2009 годах я работал в структуре, которая занималась производством платежных терминалов и разрабатывала свою платежную систему. Это был интересный этап развития, так как приходилось с одной стороны занимать должность технического директора, а с другой стороны заниматься внедрением управленческого учета на предприятии.

В 2007 году вместе с товарищами я учредил компанию, которая разработала облачный СКУД (систему контроля и управления доступом). На тот момент все системы СКУД были очень слабо интегрированы с Интернетом и базировались на решениях 90-х годов. Компанией была создана система, которую можно отнести к решению IoT. Она разработана на основе Linux (в начале- FreeBSD) и позволяет управлять системой посредством Интернет, включая информирование о событиях по смс. Сейчас множество этих системе стоит в организациях Москвы и Санкт-Петербурга, в том числе – в школах.

В это же время, я серьезно увлекся Интернет-технологиями. Под моим руководством были созданы десятки сайтов, производилась поддержка Интернет-проектов, их продвижение. Я стал активно интересоваться этим, в том числе – проводить успешные (судя по коммерческому результату) консультации по развитию Интернет-проектов.

Fast Lane, MBA и Ассоциация Бизнес-ангелов России

В 2009 году меня пригласили на работу в крупнейшую международную консалтинговую и тренинговую компанию Фаст Лейн на должность директора и руководителя группой компаний в СНГ. Моей задачей было построить этот бизнес в России. За несколько лет компания вышла на лидирующие позиции не только в России, но и в Восточной Европе. Таким образом, снова я оказался в области высокотехнологичного ИТ консалтинга.

В 2012 году я участвовал в ряде интересных проектов в области телемедицины. Задачи были связаны с обработкой нестандартных видеосигналов и передаче их через Интернет.

В 2013 году я закончил с отличием обучение по программе MBA. Это обучение позволило хорошо систематизировать имеющиеся знания.

Также, в этом же году я стал ментором и экспертом Ассоциации Бизнес-ангелов России, стал участвовать как инвестор в ряде интересных стартапов. Сегмент ИТ стартапов оказался очень близок мне. Я стал «мостом» между перспективными разработчиками и инвесторами, которые хотят вложить деньги в проект, но им требуется независимая экспертиза. Через меня прошли сотни проектов, и это действительно интересно.

Хорошо, а главное с удовольствием

Таким образом, весь мой профессиональный опыт всегда был сосредоточен в том, чтобы изучать разные современные ИТ и находить им лучшее применение. Конечно, наша компания всегда привлекает специалистов необходимого уровня, из России или других стран. Компетенция – это не всегда знание деталей от А до Я. Но это знание того, что бывает, как это работает и умение найти специалистов для конкретных задач в рамках проектов. Это мы делаем хорошо, а главное с удовольствием.

Владимир Княжицкий,
Генеральный директор Fast Lane.
Специально для Технократии.